Выставка "Дверь в пространство свободы. Несовершенные женщины Рудольфа Тюрина"

02 сентября —
25 сентября 2016
Выставка "Дверь в пространство свободы. Несовершенные женщины Рудольфа Тюрина"
Идея провести выставку эротических работ Рудольфа Тюрина в рамках женского фестиваля We-Fest изначально показалась мне если не сомнительной, то уж точно парадоксальной. Гораздо более логичным ходом, если мы говорим о работах из коллекции Музея советского наива, могла бы стать, скажем, выставка женского наивного искусства – благо, есть же в коллекции и Нина Горланова, и Анна Аборкина, и много кто ещё.

Впоследствии я ругал себя за эту бесхитростную идею первого порядка, но от этого идея с Рудольфом Тюриным не казалась мне более приемлемой. Вообще говоря, трудно представить себе более «анифеминистского» наивного художника, чем Рудольф Тюрин. Так, во всяком случае, кажется при беглом и поверхностном взгляде на его работы, отобранные для выставки. Пышные формы, вызывающе, иногда вплоть до порнографичности, откровенные позы – в моём понимании, всё это скорее вызвало бы недоумение у аудитории женского фестиваля.
\
Но, рассуждая так, я совершил стыдную, ученическую ошибку – я совершенно забыл о том, что творчество наивных художников (хотя для Тюрина, образованного и интеллигентного знатока искусств а с высшим образованием, определение «наивный» всё же становится некоторой условностью) неотделимо от их личности. Для того, чтобы понимать, как выставка «Дверь в пространство свободы» затесалась в программу женского фестиваля и почему она здесь уместна, нужно понять многое про самого Рудольфа Тюрина.

Художник, судьба которого часто складывалась драматически, а физическое существование было отягощено целым рядом недугов, относился к жизни – к жизни конкретного человека и к общей жизни, бурлившей вокруг него, – как к абсолютной ценности, которую стоит фиксировать хотя бы из уважения и трепетного интереса к ней. В своих дневниках он писал: «Бывает, как толчок в сердце, остановившая на бегу мысль: время уходит, и невозвратны люди, составлявшие его богатство. Однажды в краеведческом музее, стоя перед фотографиями ветеранов, я вдруг понял, как много ярких лиц прошло в жизни мимо меня. Надо торопиться видеть их, живущих и творящих, надо, не уставая, говорить о тех, кто красив неброской красотой своих дел. Это я и пытаюсь, в меру сил, делать своими работами».

Поскольку речь идёт о наивном художнике, зрителю предлагается рассматривать не столько картины как таковые, сколько включить в своё поле зрения автора и взглянуть со стороны уже на нечто другое – на ту модель взаимоотношений, которая выстраивается между автором и его героинями, независимо от того, реальны эти героини или воображаемы. Конечно, от зрителя при этом требуется определённое усилие, но результат этих мысленных экспериментов многое прояснит.

В интервью «Звезде» Вера Жуйкова-Смирнова, команда которой в начале девяностых снимала документальный фильм о Рудольфе Тюрине, рассказывает случай с картиной «Съёмочная группа в подводном царстве». Когда киношники, к которым Тюрин очень привязался, в процессе съёмок на несколько дней уехали в Пермь, художник подготовил к их возвращению сюрприз: создал масштабное полотно, на котором абсолютно всех членов съёмочной группы – и мужчин, и женщин - изобразил голыми. Многих эта картина смутила, но больше, конечно, понравилась: впоследствии Вера даже просила у Тюрина подарить или продать эту картину, но тот не согласился. Сказал, что все герои картины, как и она сама, слишком ему дороги. На мой взгляд, эта история многое проясняет в том, какое значение в творчестве Тюрина имели эротические образы. Здесь не видно ни пошлости, ни попытки отношения к телу как к некоему объекту. Создание картин с обнажёнными натурами в этом смысле становится лишь одним из способов выразить миру и живущим в нём людям благодарность – ни за что, просто за их неотъемлемую неразрушимую красоту.

Иван Козлов, журналист

ФОТОГАЛЕРЕЯ