Выставка "Художник Анна"

05 февраля —
31 марта 2016
Выставка "Художник Анна"
«Художник Анна» - это название портрета Анны Аборкиной кисти Юрия Жаркова. Аборкина высоко ценит и сам портрет, который висит у неё в гостиной, и его название. Вероятно, из-за предельной простоты и ясности, из-за отсутствия клише и регалий, с которыми художница всегда боролась и от которых открещивалась.

Её никогда не интересовали ни карьера, ни участие в творческих союзах, ни признание – только живопись как таковая. Всю жизнь Аборкина работала очень плодотворно, рисуя на чём придётся – даже межкомнатные двери в её квартире покрыты рисунками. А большинство произведений создано на обычном коробочном картоне. Количество её картин исчисляется не то сотнями, не то тысячами, а сами они хранятся в десятках городов и почти на всех континентах. Этому сильно поспособствовало бескорыстие Аборкиной:

- Я всегда дарила. У меня не прочерчена линия материальности. Я вообще человек очень не амбициозный. Мне главное обрадовать кого-нибудь. На какой-то праздник или просто так. Каждый раз я была очень довольна.
Несколько месяцев назад Анна Аборкина решила собрать своё творческое наследие, рассеянное по Перми, и передать значительную его часть в Музей советского наива. Вообще говоря, этот поступок художницы выглядит необычным в контексте её отношения к термину «наивное искусство». Анна, по её собственному признанию, устала бороться с тем, что все подряд называют её «наивным» художником. Справедливости ради, в этом трудно кого-то упрекнуть – работы исполнены в самобытной и непрофессиональной манере и созданы без всяких амбиций или претензий на коммерцию. То есть, соблазн назвать их «наивными» велик. Тем не менее, собственный стиль художница определяет как неоромантизм, а другие определения её не устраивают:

- Я себя не считаю наивным художником. Я себя просто художником считаю. И неплохим. Впервые меня в «наив» засунули году в семьдесят седьмом. Тогда же меня начали сравнивать с Пиросмани. Бога ради, не назовите меня самодеятельным художником. Дилетант, любитель, кто угодно. Но народный и самодеятельный – нет, я к этому не имею отношения.

Для творчества Аборкиной характерно смешение мифа и реальности, прошлого и современности: часто на её картинах соседствуют образы, на первый взгляд никак не связанные друг с другом – например, она легко может изобразить своих родителей в компании императрицы Екатерины или Марии Магдалины. Что в действительности объединяет все её произведения, так это особый стиль, под которым нужно понимать даже не специфичную технику (последовательная в неприязни к «наиву» Аборкина настаивает, что её стиль, по сути, относится к серьёзной живописи), а выбор цветовой гаммы: неизменно тёплые и глубокие цвета становятся важной и самостоятельной деталью образов, создаваемых художницей.

- Моё творчество – это взгляд человека, который много пожил, много страдал и радовался. И за счёт живописи, красок, цвета и сочетания цветов я себе создаю другой мир. Я живу на два мира, - говорит Аборкина.

Ещё год назад Анна почти полностью прекратила писать картины из-за проблем с рукой. А потом произошло что-то чудесное: переборов себя и собственные недуги, она начала творить с небывалым рвением. В результате в 2015 году она создала несколько новых работ, причём новых принципиально: они куда крупнее и сложнее многих её ранних полотен, в них впервые использованы аппликация и коллаж. Все они представлены на этой выставке и посвящены истории дома Романовых. Художница часто создавала работы большими сериями (среди которых, например, «Пушкиниана» или «Реки Петербурга»), но их тематика была по большому счёту случайной. С Романовыми история другая. Аборкина с детства слышала о них – правда, в основном из разговоров старых большевиков, которые, благодаря отцу, во множестве гостили у них дома. На драму Романовых у Аборкиной сформировался свой, независимый взгляд. Творчество как таковое всегда занимало в жизни Анны центральное место и имело особое значение, но даже на этом фоне семейство Романовых стоит особняком. Пожалуй, художница в каком-то смысле даже сроднилась с ними:
— Особенно я ценю три «расстрельные» картины — Николай с Александрой, великие княжны ОТМА (Ольга-Татьяна-Мария-Анастасия) и цесаревич Алексей. Их я писала в момент, когда умирала моя мать. Она умирала за стеной, а ночью, чтоб не уснуть, я писала эти картины. И это одни из лучших моих картин.

Возможно, художница ещё не раз напомнит пермякам о себе. Не случайно Игорь Нисонович Тернавский когда-то сказал о ней: «Не смотрите¸ что Анна кажется мягкой. Это такой твёрдый, такой стальной человек, что его ничто не сломает. Она переживёт пирамиды».
Пресс-релиз (264.5 КБ)

ФОТОГАЛЕРЕЯ

РЕЦЕНЗИИ

1
Колонка Ивана Козлова Интернет-журнал "Звезда"
3
репортаж-анонс Рифей Пермь
4
Репортаж Вести Пермь