Выставка "Внутри грудной клетки"

"Опустошенные пейзажи и портреты близких людей в интерьерах становятся тревожным свидетельством жизни и одиночества человека в начале XXI века", - Арсений Жиляев

06 марта —
31 марта 2015
Выставка "Внутри грудной клетки"
С творчеством Кирилла Гаршина я познакомился примерно в 2011 году. Произошло это в галерее «Х.Л.А.М.», которая была одной из первых воронежских институций современного искусства. Владелец галереи Алексей Юрьевич Горбунов прохаживался между разложенными на кафельном полу картонами с непривычно свежим для столицы Черноземья фигуративным языком. Первая серия Гаршина была автобиографичной и зависала между японским аниме и штудиями Брейгеля. Коктейль этот был на удивление хорошо сбалансирован и как-то не по-молодежному зрел.

Новая и продолжающаяся до сих пор серия художника «Праздные дни» посвящена семейным праздникам. В качестве основы выступила серия поляроидных снимков из 1990-х. Здесь знакомые каждому интерьеры и люди: ковры, ламинированная ДСП сервантов «Престиж-2» мебельной фабрики Черноземья (или что бы то ни было в том же духе), дети, одетые, как в клипах Майкла Джексона 1980-х и испытывающие смущенное чувство неловкости перед родными. Гаршин практически не менял композиции снимков, иногда лишь слегка их кадрируя, отсюда странные с точки зрения академической живописи решения ― непропорциональная геометрия шкафов, порой занимающих половину изображения, абстрактные узоры ковров, напоминающие живопись Марка Ротко, и пр. И на этом фоне главные герои молчаливо улыбаются мимо зрителя. И если говорить об источнике для серии, то можно согласиться с утверждением художника, что предельно интимные снимки в какой-то момент вдруг приобретают противоположное качество. Схожий механизм можно найти в фотографиях Бориса Михайлова, сюжеты которых, с одной стороны, близки всем жителям советского союза, а с другой ― максимально общи, стерты и безличны.

Гаршин добавляет к некоторым своим изображениям эффект деструкции. Человеческие образы будто бы разваливаются, растекаются. Художник говорит о влиянии Бэкона. Но, как кажется, более точная интерпретация может быть взята из последней по времени серии художника «Аметропии». Серия состоит из пустынных полуабстрактных пейзажей. Чаще всего это больничные коридоры или операционные, оставленные заводские цеха, изображения которых доведены до почти неузнаваемого состояния и напоминают живопись цветового поля.

Кирилл, страдающий от астигматизма, говорит, что эффект нарушения зрительного восприятия, тематизируемый в серии, является следствием особенностей его зрительной системы. Он просто так видит мир. Визуальное поле для него не равномерно. Отдельные его участки распадаются и деформируются. Местами резкость теряется, местами усиливается. Название выставки  тоже указывает на связь с телом и человеком. «Внутри грудной клетки» ― реплика, взятая из случайного комментария по поводу одной из картин из серии «Аметропия». Опустошенные пейзажи и портреты близких людей в интерьерах становятся тревожным свидетельством жизни и одиночества человека в начале XXI века в столице Центрального Черноземья на планете Земля.


Арсений Жиляев

ФОТОГАЛЕРЕЯ